шаблоны для dle, uaBIG.com - инструменты для вашего сайта
 
  
Вячеслав Заяц, ГК «Слата»: «В регионах более востребованы экономичные форматы»
Группа «Слата» второй год подряд вошла в рейтинг RAEX-600, сумев улучшить свои позиции с 539-го до 499-го места. Это единственный в рейтинге ритейлер от Приангарья. В пандемию сеть не изменила планов открытия офлайн-магазинов и запустила dark store для обслуживания онлайн-заказов.
 
О том, как удается сохранять стабильное развитие, что происходит на рынке Сибири в непростом 2020 году и как меняются планы, рассказал председатель совета директоров ГК «Слата» (участники Союза НСР) Вячеслав Заяц.

ГК «Слата» развивает две торговые сети – супермаркеты «Слата» и дискаунтеры «ХлебСоль», – интернет-магазин slata.online и девелоперское подразделение.

По данным на октябрь 2020 года, под управлением группы работают 308 магазинов: 80 магазинов «Слата» и 228 – «ХлебСоль». Общий прирост торговых точек за год (2019–2020) составил 10%, особенно активно росла сеть «ХлебСоль» – +20% год к году. По итогам 2019 года группа вошла в рейтинг 600 крупнейших российских компаний, составленный агентством RAEX.

– Когда началась пандемия, аналитики и бизнес-коучи призывали собственников вернуться к оперативному управлению бизнесом. Скажите как собственник, чем ваше оперативное управление может отличаться от управления опытного наемного менеджера?

– Обычно собственники возвращаются к управлению в силу двух обстоятельств – сложная ситуация в экономике или неполадки с бизнесом. В пандемию обе эти причины сошлись, вероятно, поэтому такие призывы и звучали. Участие собственника в оперативном управлении ускоряет принятие решения, сокращает время на согласование. Собственники обычно отстраняются, потому что кроме ума участвуют в бизнесе еще и сердцем, а это иногда вредно, ведь эмоции могут привести к ошибкам. Поэтому лучше доверить ведение бизнеса профессиональному управленцу. Но я к операционному управлению сетью не возвращался, у нас все оставалось, как было. Стратегия развития принимается с моим участием, но разрабатывается всей командой.

– Что для вас стало открытием времен пандемии?

– Наверное, открытием стала сама пандемия. Думаю, ситуация, сложившаяся в этом году, не попадала в модели планирования большинства предпринимателей.

Даже трудно сравнивать то, как мы мыслили в первые дни пандемии и как сейчас. Когда-то невозможно было представить, что 90% персонала не будут приходить в офис, а бизнес продолжит работать. Не считаю дистанционную модель управления эффективной, мне никогда не нравились дистанционные коммуникации, но в пандемию мы вынуждены были к ним прибегнуть.

Конечно, личное общение можно сочетать с виртуальным, чтобы иногда сэкономить время и усилия, но, если сотрудники в целом переходят на дистанционное взаимодействие, теряется ощущение контакта. Ведь на «живых» совещаниях мысли передаются не только словами, но и эмоциями, жестами, выражением глаз, поэтому мы лучше понимаем и чувствуем друг друга, точнее определяем ситуацию и быстрее принимаем решение. На дистанции все звучит и выглядит иначе. Да, это тонкие вещи, но для управления они имеют большое значение. Мне кажется, дистанционный сценарий не сможет хорошо работать вдолгую.

– Пришлось ли из-за кризиса менять планы и стратегии?

– Пришлось перестроить некоторые процессы в инфраструктуре, отодвинуть некоторые проекты для более скрупулезного осмысливания. Но не отменяли роста офлайн-сети, магазины открывались по прежнему плану.

Крупным изменением стало выделение интернет-магазина в самостоятельное направление, запуск dark store.

Раньше доля онлайн-продаж у нас была невысокой, поэтому не выделяли под них специальных локаций и площадей. Но когда спрос неожиданно вырос в четыре раза, появился смысл делать dark store, потому что для онлайн-заказов требуется иная логика расстановки товаров. Если в обычном магазине выкладка делается по категориям, то в dark store – по популярности товара для быстрого сбора заказов. Например, в dark store самое продаваемое молоко жирностью 2,5% будет лежать рядом с бананами. Но на маленьком объеме продаж менять логику не было смысла.

В марте-месяце мы оперативно переформатировали два иркутских супермаркета «Слата» в dark store, чтобы улучшить качество сервиса в связи с возросшим числом заказов. Уже в августе эти супермаркеты заработали вновь в режиме магазина, а мы открыли отдельный полноценный dark store. Увеличили команду сборщиков заказов и курьеров.

Правда, сейчас онлайн-продажи постепенно снижаются и возвращаются к привычным показателям.

– Хватило своих компетенций для запуска в dark store или пришлось набирать новую команду под онлайн-проект?

– Действовали своими силами, хватило компетенций на запуск, но, думаю, ошибки еще проявятся в ходе дальнейшей работы. Готового проекта и плана действий не было, приходилось быстро принимать решения и запускали. Поэтому ошибки точно будут.

– Вы сказали, что у вас онлайн падает. По вашим оценкам, на какую долю может рассчитывать сибирский онлайн-магазин продуктов?

– Общий тренд, конечно, к повышению онлайн-продаж, но я не верю в их большую долю. Думаю, офлайн-ритейлер может просто иметь дополнительную долю e-grocery . Я могу заблуждаться и, возможно, со временем изменю свой взгляд.

Предполагаю, что в небольших сибирских городах с невысокой плотностью населения доля онлайн-продаж в ближайшие годы не поднимется выше 5%.

Можно строить отдельный бизнес, но если эти 5% есть на каждой территории, потому что модель срабатывает только тогда, когда набирается определенный объем. В небольшом рассредоточенном городе тяжело набрать критический объем, после которого операции, связанные с доставкой заказа, перестают быть убыточными. В большом городе спрос выше и логистическая модель реализуется легче и быстрее.

– Какие товарные категории и сегменты оказались самыми уязвимыми в пандемию?

– В прошлом году в концепции открытий «Слата – два мира» была запущена линейка food to go – готовая еда и «здоровое питание». Пандемия нам эту историю завернула. Готовая еда перестала быть актуальной, при этом наибольшее падение продаж показали магазины в центре города, потому что люди перестали ходить в офис. А офисные сотрудники – основная аудитория food to go (еды навынос).

– Каков ваш прогноз роста группы «Слата» по итогам 2020 года?

– До конца 2020 года планируем нарастить сеть до 318 магазинов. Ожидаем, что товарооборот вырастет на 7,5%.

– Есть ли планы по развитию офлайн-сети «Слата»»?

– Продолжается ремоделинг старых супермаркетов в новый формат и дизайн, до конца 2020 года обновим более 20 магазинов. Новых магазинов открываем мало, потому что рынок супермаркетов в Иркутске уже насыщен. А в других регионах более востребованы экономичные форматы, поэтому 90–95% предстоящих открытий группы – это дискаунтеры «ХлебСоль».

В новой «Слате» акцент мы делаем на товары от местных производителей и фермерских хозяйств. Это направление будет развиваться, и до конца года в торговых залах появится около 20 различных категорий местных товаров.

В этом году запустили облегченный концепт «Слата-light», который характеризуют новый дизайн, стеллажи с упакованными готовыми блюдами от собственного производства и кассы самообслуживания, которые являются нашей личной разработкой. Готовые блюда в индивидуальной упаковке отвечают требованиям безопасности и запросу современного покупателя, а собственные self-checkout дешевле в производстве и технической поддержке.

Кроме того, укрепляем логистику сети. Задача этого года – открыть два новых мультитемпературных склада в городе Чита в Забайкальском крае и в городе Братск в Иркутской области. Из-за больших расстояний мы не успеваем доставлять быстро. Чтобы привезти товары из Иркутска в Братск, приходится преодолеть 670 км, оттуда еще 250 км до северных районов – до Усть-Илимска, 270–300 – до Усть-Кута, а до Читы и вовсе 1100 км. Приходится «мельчить логистику», дробить плечо поставки. Кроме того, наращиваем возможности уже работающих РЦ в Иркутске, Чите и Братске, добавляя зоны разных режимов хранения.

– С какой динамикой будет развиваться сеть дискаунтеров «ХлебСоль»?

– Сейчас «ХлебСоль» объединяет 228 магазинов, на конец года их будет 241. На 2020 год запланировано открытие 50 магазинов, динамика роста +25% к прошлому году, и скоро уже достигнем этой цифры. В этом году зашли на север Иркутской области, в города Усть-Кут и Усть-Илимск. Второй год присутствуем в Забайкальском крае, где у нас уже 38 магазинов, а к концу 2020 года будет 40. Планируем и дальше наращивать там свое присутствие.

– «ХлебСоль» остается мягким дискаунтером или будет «ужесточать» формат? Будет ли меняться концепция?

– Сеть останется в формате «мягкий дискаунтер» с ассортиментом 1300 SKU. Первый дискаунтер открылся в 2014 году, и все эти годы мы оттачивали формат. Концептуальный пересмотр будет не раньше чем через пару лет.

– Традиционно считается, что федералы мешают развитию регионального бизнеса. Сами федералы говорят, что они, наоборот, заинтересованы в росте региональных сетей. Каковы ваши ощущения – мешают вам федералы или помогают?

– Думаю, если они и хотят, чтобы кто-то из регионалов присутствовал, то не в их формате, может быть, в формате маленьких специализированных магазинов. Но у нас пока нет конкуренции внутри форматов, в нашем регионе работают только федеральные гипермаркеты и алкомаркеты. Рано делать какие-то выводы о том, кто кому мешает. Да, какие-то продажи уходят другим игрокам, но в целом покупателю нужны разные форматы. Форматная конкуренция придет позже, когда будут открываться магазины подобного размера, ассортимента и расположения, которые будут находиться недалеко от нас.

– Разве вы не заняли все самые лучшие локации, пока на рынке почти никого нет?

– Конечно, какие-то локации мы заняли, но если рядом находятся три помещения под магазины, в одном мы открываем «Слата», в другом – «ХлебСоль», а третье нам уже не нужно. Как показывает опыт, федералы будут брать то, что есть, и места под магазины всегда найдут.

– На какой срок сейчас – в нестабильной ситуации при нестабильной экономике – строятся планы развития? Реальны долгосрочные планы?

– Безусловно, сроки планирования сократились. Но такие проекты, как разворачивание розничной сети, логистической инфраструктуры, не окупаются быстро, срок окупаемости – примерно десять лет, а значит, необходимо планировать вдолгую. Ведь если РЦ работает эффективно на 300 магазинов, то на 150 он будет убыточным.

Конечно, степень детализации не может быть такой, как раньше, но в общих штрихах надо понимать, куда идет компания. Потом их можно корректировать, разбивать на год, на пять лет и выполнять поэтапно. Время нестабильное, но есть долгосрочный план и бюджет. Бюджет – верстается на год, и это прикладная часть стратегических планов. Нельзя строить большую компанию, разрабатывая планы только на месяц вперед.

– Накатила ожидаемая «вторая волна» пандемии. Как готовились, как себя ощущаете, какие действия предпринимаете?

– Просто вернулись к тому, что было в апреле – мае, выполняем все процедуры, связанные с обеспечением безопасности, продолжаем частую санитарную обработку и удаленную работу. Контролирующие органы проводят рейды, но никто по отношению к нам не лютует, нередко спрашивают соблюдение мер с самих покупателей. Но вот со стороны покупателей вырос уровень агрессии по отношению к магазину. Если весной люди еще боялись заразиться, носили маски, меньше ходили по магазинам, заказывая онлайн, то осенью, несмотря на то что ситуация с количеством зараженных усложняется и больницы не справляются, люди иногда крайне негативно относятся к запретительным мерам. В магазинах бойкотируют ношение масок. Линейный персонал пребывает в недоумении. Причем большинство людей с пониманием относятся к требованиям, но горстка COVID-диссидентов раскачивает спокойствие.

– Последний вопрос о личном. Вы в бизнесе с начала 1990-х годов, руководите успешными компаниями и все время находитесь в активном процессе. Не хочется уехать на год на Мальдивы и оттуда позванивать раз в неделю?

– Я три дня не смог спокойно пробыть на Мальдивах, а за год с ума сойду. Мы думаем об отдыхе, когда работаем, и о работе – когда отдыхаем. Не надо доводить до усталости, эмоциональной выхолощенности. Мне как собственнику не нужно погружаться в пучину процессов. Согласен с Сергеем Галицким, который в интервью рассказывал, что, когда погрузился в операционную работу, уходил из офиса в 23 часа и понимал, что жизнь проходит мимо. Надо соизмерять нагрузку. Все должно быть в гармонии – работа, семья, внутренний мир. Мне легче, я всегда работаю с удовольствием.

Валерия Миронова, www.Retail.ru

Новости Компании:
- «Слата» обслуживает только в масках
- Спрос на товары СТМ вырос в «Слате»
- «Слата» открывает новый интернет-магазин
- «Слата»: 300-й магазин торговой сети! ФОТО
- Зачем топ-менеджеры «Слаты» встали за кассы в супермаркете?
- Ставка на местных: торговая сеть «Слата» увеличит долю местных производителей в сети в 2 раза
- «Слата» выпускает собственные кассы самообслуживания
- «Слата» улучшает работу интернет-магазина
- «Слата» взяла курс на улучшение логистики в период пандемии. ФОТО
- «Слата» запустила приложение для контроля свежести продуктов
- Союз в СМИ: Ярослав Шиллер, «Слата»: «Спрос сдвинется в экономичные сегменты, и мы будем пересматривать ассортимент»
- Как работает «Слата» в период изоляции?
- Союз в СМИ: «Слата» поставила новации на поток. ФОТО
- Союз в СМИ: Сеть «ХлебСоль» вырастет на четверть
- «Слата – два мира». Крупный ритейлер в Сибири обновил концепцию супермаркетов. ФОТО
- «Слата»: 15 лет вместе!


Справка СНСР:

Вячеслав Заяц, ГК «Слата»: «В регионах более востребованы экономичные форматы»
Торговая сеть «Слата» (входит в группу компаний «Слата», участник Союза НСР) – лидер рынка розничной торговли Иркутской области, и одна из крупнейших торговых сетей Сибири и Дальнего Востока. Образована в 2002 году.

Сеть развивает 3 формата торговли: супермаркет «Слата» - средняя торговая площадь 500 м2, продуктовый дискаунтер «Хлеб-Соль»; интернет-магазин.

ГК «Слата» - один из крупнейших дистрибьютор продуктов питания в Иркутской области и республике Бурятия.



*****


Вячеслав Заяц, ГК «Слата»: «В регионах более востребованы экономичные форматы»
Союз независимых сетей России с 2006 года объединяет наиболее динамичные региональные торговые сети по продаже продуктов питания из 8 Федеральных округов РФ. Годовой торговый оборот участников Союза превышает 400 млрд. руб., количество магазинов – свыше 4 200, в компаниях-участниках Союза и смежных бизнесах работают более 150 тысяч человек. Участники Союза занимают около 50% регионального рынка сетевой розничной торговли (без учета Москвы и Санкт-Петербурга).






Комментариев: 0 | Просмотров: 661
   ПОХОЖИЕ НОВОСТИ
Информация
 
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.